ФИК̣Х



ФИК̣Х (араб. понимание) – исламская доктрина о правилах поведения мусульман (юриспруденция), исламский комплекс социальных норм (мусульманское право в широком смысле). Фикх в обоих значениях сложился не сразу с возникновением ислама и становлением мусульманского государства – халифата. До 1-й пол. 8 в. система социальных норм (в т.ч. и юридических) халифата в целом не определялась положениями ислама, а состояла преимущественно из норм, которые имели доисламское происхождение и продолжали действовать в новых исторических условиях. На завоеванных арабами территориях прежние юридические нормы и обычаи также сохранялись без серьезных изменений, если не противоречили установкам новой религии, которая поначалу безразлично относилась к собственно правовым вопросам. В это время правовая система халифата восприняла отдельные элементы римского (византийского), сасанидского, талмудического и восточно-христианского канонического права, а также немало местных обычаев, многие из которых впоследствии были исламизированы и включены в фикх.

ФИКХ-ЮРИСПРУДЕНЦИЯ. Формирование фикха-юриспруденции было обусловлено, с одной стороны, необходимостью приведения фактически действовавшего права и иных социальных норм в соответствие с религиозными ориентирами, а с другой – потребностями регулирования отношений раннефеодального общества на принципах, концептуально основанных на религиозно-этическом учении ислама. Становление фикха-юриспруденции протекало вместе с записью хадисов (араб. рассказ) – преданий со слов Мухаммада и высказываний его сподвижников. Поэтому первые труды по фикху (напр., «Маджмӯʻ ал-фик̣х» Зайда Ибн ал-Х̣асана, «ал-Муват̣т̣аʼ» Ма̄лика Ибн ʻАнаса, «ал-Муснад» Ах̣мада Ибн Х̣анбала) представляли собой, в сущности, сборники тематически подобранных хадисов, а не правовые исследования. Систематизация хадисов позволила определить вопросы, решение которых требовало рационального толкования Корана и сунны, и тем самым способствовала оформлению фикха в самостоятельную дисциплину.

В 8 – 1-й пол. 9 в. в фикхе складывались свои понятия, формировались специфический язык и методология. В нем утвердилась идея о прекращении правотворчества в точном смысле слова со смертью Мух̣аммада. Основными источниками правовых решений стали считаться Коран и сунна. Самостоятельным источником факихи признали также единогласное мнение мусульманской общины (иджма̄ʻ), практически понимавшееся как консенсус сподвижников пророка. Был сделан вывод, что Коран и сунна имплицитно содержат ответы на любые вопросы, которые факихи должны «извлечь» из них. Поэтому в случае отсутствия в них однозначных решений, указаний на конкретные правила поведения, которым должны следовать мусульмане, факихи уделяли особое внимание правовой интерпретации данных источников, переводу их общих предписаний на язык практических норм и правовых конструкций. Постепенно сложились приемы «извлечения» (истинба̄т̣) из основополагающих источников правовых решений по не предусмотренным ими прямо случаям. Такие приемы были положены в основу иджтиха̄да (букв. – усердствование), под которым факихи стали понимать рациональные методы формулирования решений по вопросам, не упомянутым в прямой форме в Коране и сунне или не отраженным в единодушном мнении сподвижников пророка, а также приемы извлечения таких решений из предписаний этих источников, изложенных в самой общей аллегорической форме. В частности, были установлены строгие условия формулирования новых норм по аналогии путем извлечения «обоснования» (ʻилла = ratio legis) из уже известных решений. Появилось понятие к̣ийа̄с, признание которого в качестве основной формы иджтиха̄да и источника фикха наряду с Кораном, сунной и иджма̄ʻ положило начало особому направлению фикха – ʼус̣ӯл ал-фик̣х (основы фикха), занимающемуся его источниками, методами их толкования и применения для решения конкретных правовых вопросов. Большая заслуга в становлении фикха принадлежит аш-Ша̄фиʻӣ (ум. 820), который в трактате «ар-Риса̄ла» впервые сформулировал четкие определения его основных категорий.

Примерно в 10 в. фикх-юриспруденция окончательно сложился в качестве самостоятельной дисциплины, относящейся к религиозным наукам. Однако, несмотря на его формальное отделение от калама и враждебное отношение факихов-традиционалистов к мутакаллимам, между фикхом и каламом существовала тесная связь. Многие положения калама служили идейной основой для решения правовых вопросов в рамках фикха. Специфика фикха состояла в том, что он занимался решением практических вопросов с помощью рационального «приложения» иррациональной, «переданной» религиозной истины к частным случаям. Предмет фикха стал включать в себя изучение двух категорий норм: 1) определяющих отношения мусульман с Богом – правила культа и исполнения религиозных обязанностей (ʻиба̄да̄т), 2) регулирующих отношения между людьми, а также отношения мусульманской власти (государства) с подданными, другими конфессиями и государствами (муʻа̄мала̄т). Основные усилия факихов оказались направлены на разработку второй категории норм, большинство из которых было введено на основе иджтиха̄да. Уже на раннем этапе становления фикха-юриспруденции наметились две его школы, одну из которых, иракскую, принято именовать школой «сторонников самостоятельного суждения» (ас̣х̣а̄б ар-раʼй), а другую, мединскую, – школой «сторонников предания» (ас̣х̣а̄б ал-х̣адӣс̱). Различия между ними объяснялись особенностями материальных и культурных условий, в которых школы развивали свои доктрины, а также унаследованными ими правовыми традициями. Иракские правоведы значительно шире использовали иджтиха̄д, не сводя его только к к̣ийа̄су, а мединская школа делала упор на Коран и сунну. Сначала учение школ было анонимным, но постепенно каждая из них стала возводить свою доктрину к одному из своих основателей. Так, основателем иракской школы был признан ан-Нуʻма̄н Ибн С̱а̄бит Абӯ Х̣анӣфа (ум. 767), а мединской – Ма̄лик Ибн ʻАнас (ум. 795). В 9–10 вв. образовались и другие суннитские толки (маз̱хабы) фикха, в частности шафиитский, названный по имени Мух̣аммада Ибн Идрӣса аш-Ша̄фиʻӣ (ум. 820), для которого характерно строгое применение иджтиха̄да, отождествляемого с к̣ийа̄сом. Позднее был признан и ханбалитский толк, основателем которого считается Ах̣мад Ибн Х̣анбал (ум. 855), известный максимально широким использованием Корана и хадисов и недоверчивым отношением к иджтиха̄ду. Существовали и другие школы фикха-юриспруденции, но к 14 в. сохранились только четыре указанных суннитских маз̱хаба, а также несколько шиитских толков, из которых в настоящее время практическое значение в качестве действующих религиозно-правовых толков имеют джафаритский (имамитский), возводимый к Джаʻфару aс̣-С̣а̄дик̣у (ум. 765), зайдитский, основателем которого считается Зайд Ибн ʻАлӣ (ум. 740), и исмаилитский, разработка которого связана с именем ал-К̣а̄д̣ӣ ан-Нуʻма̄на (ум. 979).

Учение каждого из толков фикха-юриспруденции изложено в признаваемых его сторонниками произведениях, большинство которых написано в раннее и классическое средневековье основателями маз̱хаба, их ближайшими учениками и последователями, крупнейшими правоведами. Напр., по ханафитскому толку наибольшим авторитетом пользуются шесть книг Мух̣аммада Ибн ал-Х̣асана аш-Шайба̄нӣ (ум. 805), ученика Абӯ Х̣анӣфы, – т.н. «достоверно переданные книги» (кутуб з̣а̄хират аррива̄йа). Ключевые положения этих произведений позднее суммировал Абӯ ал-Фад̣л ал-Марвазӣ в труде «ал-Ка̄фӣ», к которому Шамс ад-Дӣн ас-Сарах̱сӣ (ум. 1090) составил подробный комментарий «ал-Мабсӯт̣», признаваемый одним из наиболее авторитетных произведений по ханафитскому маз̱хабу. Ведущим источником маликитского фикха остается книга Ма̄лика Ибн ʼАнаса «ал-Муват̣т̣аʼ». Кроме того, большой популярностью пользуется труд «ал-Мудаввана ал-кубра̄», созданный несколькими поколениями факихов-маликитов. Для ханбалитов аналогичную роль играет работа Ахмада Ибн Ханбала «ал-Муснад». Первым источником по шафиитскому толку фикха является трактат аш-Ша̄фиʻӣ «ал-ʼУмм». Среди произведений по фикху заметное место занимали труды, посвященные сравнению выводов различных толков. Многочисленные расхождения характерны и для последователей одного маз̱хаба, что составляет отличительную черту фикха-юриспруденции.

С сер. 9 в. в суннитском фикхе постепенно стала утверждаться идея о том, что только крупные правоведы прошлого имели право на иджтиха̄д, а в сер. 10 в. был достигнут молчаливый консенсус, в соответствии с которым появление новых толков со своей системой способов формулирования правовых решений впредь становилось невозможным. Это означало для каждого факиха необходимость следовать учению определенного маз̱хаба, что получило название так̣лӣд (подражание). С этого времени развитие фикха-юриспруденции продолжалось в рамках признанных маз̱хабов. Причем основное внимание уделялось систематизации выводов крупнейших муджтахидов прошлого, комментированию их трудов, их переработке в сокращенные и упрощенные сборники. В классическое средневековье и Новое время среди трудов по фикху-юриспруденции стали преобладать сборники фетв – казуальных норм, сгруппированных по предмету регулирования, с указанием источника каждой из них.

Большинство суннитских сборников фетв имело универсальное содержание и включало следующие основные разделы: омовение, молитва, порядок погребения, закат, пост, паломничество, различные торговые сделки и обязательства, порядок распоряжения собственностью, вакфы, наследование, брачно-семейные отношения, правонарушения различных видов, отношения мусульманских властей с немусульманами и другими государствами, судоустройство и процесс, правила ношения одежды и приема пищи и т.д. Известны работы, касающиеся отдельных, связанных друг с другом вопросов. Напр., трактат ал-Ма̄вардӣ (ум. 1058) «ал-Ах̣ка̄м ас-султ̣а̄нийа» посвящен преимущественно организации и деятельности халифата и в связи с этим финансовому, земельному, уголовному и судебному праву. Шиитские правоведы обычно придерживаются иной классификации, подразделяя все нормы фикха на четыре группы, регулирующие соответственно порядок отправления религиозных обязанностей (ʻиба̄да̄т), двусторонние сделки (договоры) (ʻук̣ӯд), включая брак, односторонние сделки, совершаемые в определенной форме (ик̣а̄̄ʻа̄т), ответственность за преступления и обязательства, вытекающие из причинения вреда, либо односторонние сделки или действия, совершение которых не требует особой формы (ах̣ка̄̄м).

ФИКХ-ПРАВО. Фикх, с одной стороны, представлял собой умозрительную доктрину, а с другой – был ориентирован на практику регулирования общественных отношений. Многие выводы фикха-юриспруденции реализовались на практике, составляя исламский комплекс социальных норм, которые также стали обозначаться термином «фикх». В значении действующих среди мусульман правил поведения фикх включал в себя самые различные виды социальных норм – религиозные, юридические, нравственные, а также обычаи и простые правила вежливости и этикета, т.е. являлся мусульманским правом в широком, общесоциальном понимании.

Роль фикха-права в правовых системах исламских стран не оставалась неизменной. В частности, применение его положений в правовой практике Османской империи в 16 в. и Могольской империи во 2-й пол. 17 в. отличалось особой широтой и последовательностью. Однако в целом фикх-право никогда не совпадал полностью с фикхом-юриспруденцией. Лишь те положения последнего, которые реально осуществлялись, выражали интересы стоящих у власти сил и в той или иной форме поддерживались государством, становились действующим правом, а остальные выводы факихов не выходили за рамки правовой теории. Причем различные комплексы норм фикха-права имели в этом отношении свою специфику. Во 2-й пол. 19 в. в положении фикха-права произошли серьезные изменения, связанные прежде всего с тем, что в правовых системах наиболее развитых исламских стран (в частности, большинства стран, входивших в состав Османской империи) он уступил ведущее место законодательству, скопированному преимущественно с западноевропейских образцов. В результате фикх-право сохранил свои позиции гл.о. в регулировании отношений личного статуса и практически перестал применяться в государственном, административном, уголовном, торговом, а в значительной степени и в гражданском праве указанных стран. Вместе с тем в это время была проведена первая официальная кодификация его норм путем принятия в 1869–77 «Маджаллат ал-ах̣ка̄м ал-ʻадлиййа», игравшей роль гражданского кодекса Османской империи (до настоящего времени этот акт продолжает частично применяться в Кувейте). Показательно, что данный закон был построен на основе выводов ханафитского толка фикха-юриспруденции и включал в себя как конкретные нормы, так и общие принципы. Для развития фикха-юриспруденции во 2-й пол. 19 – начале 20 в. было характерно появление трудов в форме законопроектов, которые готовились по поручению властей, хотя и не получили государственного признания (напр., работы Кадри Паши, Д.Сантилланы и М.Морана по личному статусу).

Хотя начиная со 2-й пол. 19 в. общей тенденцией было неуклонное падение роли фикха-права, в настоящее время его отдельные отрасли, институты и нормы в той или иной степени продолжают применяться в качестве действующего права стран зарубежного Востока, где преобладающая часть населения исповедует ислам (исключение составляет лишь Турция, которая с 20-х гг. нашего столетия полностью отказалась от него).


Литература:

1. Торнау Н. Изложение начал мусульманского законоведения. СПб., 1850;

2. Мусульманское право. Шариат и суд. Перевод примениемого в Оттоманской империи гражданского Свода (Мэджеллэ), пер. с тур., т. 1–3. Ташкент, 1911–12;

3. Шарль Р. Мусульманское право. М., 1959;

4. Садагдар М.И. Основы мусульманского права. М., 1968;

5. Мусульманское право (структура и основные институты). М., 1984;

6. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М., 1986;

7. Он же. Средневековая мусульманская политико-правовая мысль. – В кн.: История политических и правовых учений. Средние века и Возрождение. М., 1986;

8. Coulson N.J. A History of Islamic Law. Edinburgh, 1964;

9. Idem. Conflicts and Tensions in Islamic Jurisprudence. Chi. – L., 1969;

10. Theology and Law in Islam (Giorgio Levi Della Vida conferences. Second conference, ed. G.E. von Grunebaum). Wiesbaden, 1971;

11. Schacht J. An Introduction to Islamic Law. Oxf., 1979;

12. Rahman Fazlur. Law and Ethics in Islam. – Ethics in Islam (Giorgio Levi Della Vida conferences, Ninth conference, ed. R.G.Hovannisian). Malibu, 1985;

13. Hallag W.B. Law and Legal Theory in Classical and Medieval Islam. Variorum, 1995.

Л.Р.Сюкияйнен